Источник: Нуриев А.Х. Предметом залога являются акции. Как обратить на них взыскание без помощи суда // Арбитражная практика. – 2013. – №6

С момента принятия Федерального закона от 06.12.11 № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество»[1] прошел год, а лежащее в основе данного Закона Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 №10 “О некоторых вопросах применения законодательства о залоге”[2] действует и вовсе уже два года. Предполагалось, что с принятием данных документов по вопросам разрешения залоговых споров, в том числе, обращению взыскания на предмет залога, выработается единообразная судебная практика[3].

Несмотря на то, что по каким-то проблемам действительно сформировались завершенные правовые позиции ВАС РФ (например, по защите добросовестных залогодержателей[4]), правовое регулирование обращения взыскания заложенного имущества требует дополнительного изучения. В связи с чем, рассмотрим подробно Постановление Президиума ВАС РФ № 15085/11 от 10.04.2012, где суд должен был вынести решение по заявлению ООО «Русская Лесная Группа» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Иркутской области от 16.02.2011 по делу №А19-5794/10-10-4, постановления Четвертого ААС от 12.05.2011 и постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.08.2011 по тому же делу.

Суть дела заключалась в следующем. Общество «Русская Лесная Группа» (далее – РусЛесГрупп) выступило залогодателем по кредитному договору, заключенному между обществом «Игирма» (заемщик) и ОАО «Сбербанк» (кредитор). Предметом залога стали 600 акций общества «Киренсклес», которые составляли 100% его уставного капитала. При этом в договоре залога был предусмотрен внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога через его оставление в собственности залогодержателя (в связи с чем, указанные акции были депонированы на счете депо в Сбербанке, то есть имеем дело с поссесорным залогом).

Далее, со стороны заемщика (общества «Игирма») возникла просрочка исполнения денежного обязательства, как следствие, через две недели после даты, когда обязательство должно было быть исполнено, а именно 2 февраля 2010 года – ОАО «Сбербанк» уступает свои требования по кредитному договору и обеспечивающему ему договору залога третьему лицу – обществу «Фирма ПАРКУР». Затем, 4 февраля 2010 г. банк уведомляет РусЛесГрупп об уступке требования обществу ПАРКУР, а 5 февраля общество ПАРКУР уже извещает РусЛесГрупп об обращении взыскания на предмет залога (как мы помним, способ обращения – оставление акций у залогодержателя), если обязательства из кредитного оговора не будут выполнены.

Здесь важно отметить, что по действовавшей в тот момент редакции Закона РФ «О залоге» от 29.05.1992 №2872, п. 3 ст. 24.1 предусматривалось обязательное соблюдение десятидневного срока, начинающего течь с момента получения залогодателем уведомления залогодержателя о начале обращения взыскания на предмет залога, до истечения которого по общему правилу не допускается обращение взыскания на предмет залога (исключение, скоропортящийся предмет залога, можно было реализовывать ранее 10 дней).

Далее, 8 февраля 2010 г., не соблюдая указанный 10-ти дневный срок, фирма ПАРКУР (залогодержатель) просит ОАО «Сбербанк» как депозитария заложенных акций перевести все акции на счет-депо фирмы ПАРКУР, что и происходит в тот же день. В этот же день, то есть 8 февраля 2010 г., общество «Игирма» (заемщик) перечисляет в банк долг по кредиту, но ОАО «Сбербанк» возвращает денежные средства с формулировкой, что требование было уступлено в порядке цессии фирме ПАКУР. Впоследствии, заемщик не смог найти действующего залогодержателя по месту его регистрации согласно данным ЕГРЮЛ, в связи с чем, задолженность по кредитному договору была внесена на имя фирмы ПАРКУР в депозит нотариуса.

Движение акций продолжается уже 9 февраля 2010 г., когда общество ПАРКУР продает их обществу «Модус», которое, в свою очередь, принимает в срочном порядке решение о дополнительной эмиссии ценных бумаг и к купленным 600 акциям выпускает еще 5400 акций, и заканчивает данную процедуру регистрацией выпуска дополнительных акций в ФСФР. После чего, общество «Модус», являясь собственником общества «Киренсклес», реорганизует последнее из акционерного общества в обществе с ограниченной ответственностью. Как следствие, 6000 обыкновенных бездокументарных акций погашаются, становясь долями общества с ограниченной ответственностью.

На этом процесс «увода» акций заканчивается, но начинаются судебные разбирательства по инициативе залогодателя общества «РусЛесГрупп». В частности, «РусЛесГрупп» предъявило исковые требования к ОАО «Сбербанк», обществам «ПАРКУР» и «Модус» с требованием о признании неправомерным обращения взыскания на предмет залога и возращения пакета акций. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций последовательно отказали в удовлетворении требований общества «РусЛесГрупп» по следующим основаниям:

  • заемщик (общество «Игирма») и залогодатель (общество «РусЛесГрупп») были надлежащим образом уведомлены о заключении договора уступки права требования, поэтому оплата основным должником задолженности по кредитному договору ОАО «Сбербанк» являлась исполнением ненадлежащему кредитору и не прекращала обязательство.
  • признано обоснованным сокращение фирмой «ПАРКУР» установленного десятидневного срока, в связи с тем, что акции могут резко подешеветь по причине наличия у «Киренсклеса» задолженности по договору аренды лесного участка и, следовательно, могло грозить расторжением договора и потерей существенного актива бизнеса.
  • невозможно списать акции «Киренсклеса» со счета депо общества «Модус» и восстановить их на счете депо общества «РусЛесГрупп», поскольку проведена дополнительная эмиссия акций до количества в 6000 шт. и проведено погашение в связи с реорганизацией акционерного общества в общество с ограниченной ответственностью.

Далее, дело было рассмотрено судебной коллегией ВАС РФ и передано в Президиум ВАС для рассмотрения по существу. Президиум ВАС РФ решения судов нижестоящих инстанций отменил и направил дело на новое рассмотрение, при этом в мотивировочной части были указаны следующие доводы.

Во-первых, Президиум ВАС РФ установил, что процедура обращения взыскания на предмет залога была совершена с нарушением установленного десятидневного срока. Как следствие, залогодержатель не стал собственником заложенных акций и не имел права распоряжаться ими впоследствии. Особо интересны рассуждения Президиума ВАС о том, что существенное и необоснованное сокращение сроков залогодержателем, приведшее к тому, что залогодатель не смог реализовать свое право на прекращение обращения взыскания на предмет залога, может свидетельствовать о том, что действительной целью действий залогодержателя было не удовлетворение требований кредитора по обязательству, а приобретение в акций на нерыночных условиях.

При этом, дополнительным обстоятельством в пользу такого решения суда стало то, что на следующий день после обращения фирмой «ПАРКУР» акций в свою собственность по цене 19 800 000 рублей акции были отчуждены ею в пользу общества «Модус» по цене 38 000 000 рублей (за сумму, почти вдвое превышающую сумму, по которой фирма «ПАРКУР» оставила акции за собой)

Во-вторых, Президиум ВАС РФ посчитал, что основной должник (общество «Игирма»), выполнило денежное обязательство (а именно 8 февраля 2010 г.) надлежащему кредитору, то есть ОАО «Сбербанку», поскольку получило уведомление об уступке банком права требования третьему лицу только 25 февраля 2010 г.. При этом, передача заемщику уведомления нарочным подтверждена только копией доверенности лица, его получившего, в то время как оригинал доверенности в материалы дела не представлен, а общество «Игирма» факт выдачи такой доверенности отрицает. Кроме того, не было документально подтверждено и утверждение банка о получении обществом «Игирма» посредством факсимильной связи.

В-третьих, Президиум ВАС РФ отметил, что обществом «ПАРКУР» была нарушена процедура внесудебного обращения взыскания на предмет залога. В частности, согласно п. 3 ст. 338 ГК РФ предмет залога, переданный залогодателем на время во владение или пользование третьему лицу, считается оставленным у залогодателя. Следовательно, спорные акции, переданные залогодателем (обществом «РусЛесГрупп») на депозитарный учет Сбербанку, в силу названной нормы права считаются находящимися у залогодателя, а не у залогодержателя (фирмы «ПАРКУР»). Кроме того, в соответствии с пунктом 33 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 №10 и ст. 223 ГК РФ реализация предмета залога способами, поименованными в пункте 3 статьи 28.1 Закона о залоге, возможна только в случае, когда залогодержатель владеет заложенной движимой вещью.

Следовательно, вывод для Президиума ВАС РФ очевиден – фирма «ПАРКУР» не имело права оставлять заложенные акции у себя без совершения исполнительной надписи нотариуса, а ОАО «Сбербанк» (депозитарий) не должен был исполнять поручение фирмы «ПАРКУР» о зачислении акций на счет-депо общества «ПАРКУР» без наличия соответствующей исполнительной надписи. Таким образом, теперь можно с уверенностью утверждать, что если залогодержатель и депозитарий ценных бумаг не совпадают, то ценные бумаги считаются находящимися у залогодателя, и для возможного списания таких бумаг со счета депо залогодателя – необходима исполнительная надпись нотариуса.

В-четвертых, Президиум ВАС РФ предлагает разрешить возникший спор в следующем порядке. В соответствии с п.5 знакомого нам Постановления Пленума ВАС РФ №10 и ст. 301 ГК РФ общество «РусЛесГрупп» вправе истребовать от приобретателя имущество, неправомерно отчужденное залогодержателем, а если имущество оставлено залогодержателем за собой – от залогодержателя. Президиум ВАС отмечает также, что удовлетворение виндикационного иска залогодателя к приобретателю предмета залога не исключает обязанности залогодержателя по возмещению дополнительных расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, и иных убытков.

Далее, суд указал, что согласно п. 35, 39 постановления Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения помимо воли.

Так как спорные акции, применительно к положениям законодательства о залоге, находились у залогодателя (общества «РусЛесГрупп»), при этом воля залогодателя была направлена на прекращение обращения взыскания на предмет залога, а фирма «ПАРКУР» в нарушение действующего внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество и без исполнительной надписи нотариуса обратила их в свою пользу, имеет место выбытие акций из владения залогодателя (общества «РусЛесГрупп») помимо его воли. В такой ситуации общество «РусЛесГрупп» правомерно обратилось с настоящим иском не только к фирме «ПАРКУР», но и ко всем последующим приобретателям акций общества «Киренсклес».

В-пятых, Президиум ВАС РФ отметил нарушение норм процессуального права в части отказа судами нижестоящих инстанций обществу «РусЛесГрупп» в удовлетворении ходатайства об изменении предмета и основания иска. Здесь имеется в виду то, что когда залогодателю стало известно, что акции погашены, а акционерное общество реорганизовано в общество с ограниченной ответственностью, то «РусЛесГрупп» пыталось изменить иск и просить уже не о взыскании 600 акций, а об истребовании с новообразовавшегося общества «Лесресурс» 6 000 000 рублей, которые соответствовали бы 100% долям его уставного капитала. Президиум ВАС РФ определил, что исходя из п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 №10/22 и ст. 47 АПК РФ, такая замена ненадлежащего ответчика допускается, соответственно, отказ в удовлетворении ходатайства был неправомерен.

Кроме того, суд высказал важную, на наш взгляд, правовую позицию о том, что “длящееся недобросовестное поведение ответчиков, предпринимающих в процессе рассмотрения дела действия, ведущие к невозможности удовлетворения заявленных требований (в том числе и погашение акций в связи с преобразованием общества), не должны препятствовать реализации права истца на судебную защиту”.

Представляется, что обсуждаемое Постановление Президиума ВАС РФ имеет огромное значение для правоприменительной практики, поскольку в нем сформирован ряд сложных правовых позиций, позволяющих упорядочить складывающуюся судебную практику по вопросу обращения взыскания на ценные бумаги (движимое имущество) и привести ее к единообразию. В заключение анализа данного Постановления Президиума ВАС РФ, резюмируем правовые позиции ВАС РФ, установленные в этом деле:

  • Сокращение залогодержателем десятидневного срока, который должен пройти с момента уведомления залогодателя о необходимости исполнить обязательство до момента обращения взыскания на предмет залога, допускается только в исключительных случаях. Нарушение данного правила обуславливает невозможность залогодателя реализовать свое право на прекращение процедуры обращения взыскания исполнением договорного обязательства.
  • залогодержатель может обратить взыскание на предмет залога без совершения исполнительной надписи нотариуса только в том случае, когда договором предусмотрено, что предмет залога остается у залогодержателя.
  • Президиум ВАС отметил правильный способ защиты нарушенного права в случае выбытия предмета залога от залогодателя помимо его воли, что и было в нашем случае с обществом «РусЛесГрупп» – залогодатель может истребовать заложенное имущество от незаконного владельца (залогодержателя, иного приобретателя) посредством виндикационного иска, что не исключает возможности истребовать возмещения дополнительных расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, и иных убытков.
  • длящееся недобросовестное поведение ответчиков, предпринимающих в процессе рассмотрения дела действия, ведущие к невозможности удовлетворения заявленных требований, не должны препятствовать реализации права истца на судебную защиту.

В связи с рассмотренным делом, мы бы хотели остановиться еще на одном проблемном аспекте, по которому единый подход еще не сформировался. Мы имеем в виду случаи, когда исполнение единого денежного обязательства обеспечивается залогом, где в качестве залогодержателей присутствуют двое или более лиц. Что мы здесь имеем в виду? Как мы помним, в деле общества «Киренсклес», ОАО «Сбербанк» уступает свои требования по кредитному договору и обеспечивающему ему договору залога третьему лицу – обществу «Фирма ПАРКУР» (то есть уступает права требования в полном объеме).

Но как бы происходило обращение взыскания на предмет залога (акции) в том случае, если бы ОАО «Сбербанк» уступил фирме «ПАРКУР» только часть требования из кредитного договора, соответственно, залогодержателей стало бы уже двое. В практической деятельности ситуации с множественностью залогодержателей по одному денежному обязательству возникают довольно часто. Например, когда заключенный между компанией и банком кредитный договор обеспечивается залогом объекта недвижимости, и впоследствии банк решает уступить часть требования по кредитному договору третьему лицу.

Очевидно, что к третьему лицу перейдет также право на обращение взыскания на предмет залога в случае неисполнения должником обязательств из кредитного договора. Либо ситуации, когда кредит изначально выдается несколькими банками на реализацию какого-то одного проекта под обеспечение одного и того же объекта недвижимости (совокупности объектов) и т.д.

Здесь уместно вспомнить п. 5 ст. 349 Закона РФ от 29 мая 1992 г. №2872-I “О залоге”[5], предусматривающий, что не допускается обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке в случае, когда имущество заложено в обеспечение исполнения разных обязательств нескольким созалогодержателям. Иными словами, если бы акции «Киренсклеса» находились в залоге у двух лиц – ОАО «Сбербанк» и общества «ПАРКУР», и при этом обеспечивали бы исполнение различных обязательств, то внесудебный порядок обращения взыскания на акции и вовсе был бы невозможен (соответственно, не было бы и проблем, связанных с порядком реализации предмета залога, поскольку вопрос решался бы арбитражным судом).

Но в нашей «представляемой» ситуации, залог обеспечивает исполнение единого обязательства – уплату обществом «Киренсклес» денежных средств по кредитному договору, соответственно, внесудебный порядок обращения взыскания и последующей реализации имущества допустим. Понятно, что когда между залогодержателями и должником заключены договоры, исполнение которых обеспечено единым предметом залогом, достигнуто соглашение о порядке и способах обращения взыскания на предмет залога, то сложностей при фактическом обращении взыскания на предмет залога возникать, как правило, не будет. Однако в случае, если подобного соглашения между залогодержателями нет, вероятность возникновения спорных ситуаций довольно велика.

ВАС РФ прокомментировал данную проблему только в той части, когда между должником и кредиторами (залогодержателями) заключены отдельные (самостоятельные) кредитные договоры. В частности, в п. 8 Информационного Письма Президиума ВАС РФ от 28 января 2005 года №90[6], установлено, что исполнение обязательств, вытекающих из двух и более кредитных договоров, заключенных между одними и теми же должником и кредитором, может быть обеспечено одним договором об ипотеке здания.

Если в последующем при уступке кредитором (цедентом) своих прав по одному из этих кредитных договоров третьему лицу (цессионарию) с одновременной уступкой прав по договору об ипотеке стороны не определят очередность, в которой ипотека обеспечивает исполнение должником обязательств перед ними, применяются нормы статьи 46 Закона об ипотеке. Статья 46 Закона об ипотеке[7], в свою очередь, предусматривает, что требования залогодержателей удовлетворяются в порядке очередности, соответствующей срокам исполнения обеспеченных ипотекой обязательств (п.5), как следствие, в зависимости от срока исполнения обязательств ипотека будет либо последующей, либо предыдущей (п.2-п.4).

Как известно, наличие пробелов в законодательстве обуславливается либо квалифицированным молчанием законодателя (законодатель не изъявляется волю регулировать спорный вопрос), либо недоработкой или упущением[8]. Трудно сказать, почему на проблему обращения взыскания на предмет залога, обеспечивающего исполнение единого денежного обязательства при наличии множественности лиц на стороне залогодержателя, пока не обратили внимание.

Возможно, проблемы, собственно, никакой и нет, и это только авторское недопонимание природы залоговых правоотношений. Тем не менее, на наш взгляд, в таких случаях (когда предмет залога обеспечивает исполнение единого обязательства перед созалогодержателями) удовлетворение требований кредиторов на единый предмет залога будет осуществляться в части пропорциональной заявленным требованиям, в том числе, по правилам п. 4 ст. 326 ГК РФ, а не по правилам о предыдущем/последующем залоге, поскольку сроки исполнения обязательств должника перед кредиторами (созалогодержателями) совпадают, соответственно, п. 8 Информационного Письма Президиума ВАС РФ №90 не применить.

В подтверждение данного подхода хотелось бы сослаться также на европейскую доктрину частного права, предусматривающую пропорциональное распределение взысканного имущества между созалогодержателями в случае с предметом залога, обеспечивающим исполнение единого обязательства. В частности, об этом говорится в разработанных Принципах Европейского Права[9] и ст. IX. – 5:302 (а) Draft Common Frame of Reference (Общая справочная схема: Принципы, определения и модельные правила европейского частного права)[10].

Бесспорный авторитет приведенных европейских источников обуславливает необходимость внимательного отношения к их положениям, тем более, что «на фоне усиливающейся международной интеграции российский оборот заинтересован в сближении национального законодательства с европейским»[11]. Вне зависимости от того, какова будет судьба обсуждаемой проблемы, необходимо высоко положительно оценить инициативу законодателя и ВАС РФ в попытках выработать завершенные правовые позиции по проблемным вопросам залогового права.

[1] Федеральный закон от 06.12.11 № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество» // Собрание законодательства РФ.- 12.12.2011.- №50.- ст. 7347.

[2]Постановление Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 №10 “О некоторых вопросах применения законодательства о залоге //Вестник ВАС РФ.-2011.- №4.

[3] Например: Бевзенко Р. Новое в залоговой практике. Какие доводы больше не помогут залогодателям избежать взыскания // Юрист компании. – 2012. – №1.

[4] По указанному вопросу правовые позиции ВАС РФ выработались в процессе рассмотрения таких дел как Постановление Президиума ВАС РФ от 26.07.2011 №2763/11 по делу №А56-24071/2010 (Лобанов против общества «Медтехника»), Постановление Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 №9555/11 по делу №А03-10830/2010 (ИБ «КИТ Финанс» против «Алтайбизнесбанка»), Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 №16513/11 по делу №А37-2221/2010 (дело «Россельхозбанка»).

[5] Закон Российской Федерации от 29 мая 1992 г. №2872-I “О залоге” // Российская Газета.- 6 июня 1992 г. – №129.

[6] Информационное Письмо Президиума ВАС РФ от 28 января 2005 года №90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке» // Вестник ВАС РФ.- 2005.-№4.

[7] Федеральный Закон от 16.07.1998 №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» // Собрание законодательства РФ.- 20.07.1998.- №29.- ст. 3400.

[8] Егоров А.В. Конкуренция залогодержателя и иных кредиторов по российскому и германскому праву // Вестник ВАС РФ.- 2011.-№5.- С. 25.

[9] Principles of European Law. Vol. 4. / Prepared by Pr. U. Drobnig, chairman of the Working Team on Personal Security. Munich, 2007.

[10] Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law: Draft Common Frame of Reference // Источник, электронный ресурс: http://ec.europa.eu/justice/contract/files/european-private-law_en.pdf

[11]Рассказова Н.Ю. Последствия исполнения обеспечительного обязательства // Вестник гражданского права.- 2010.- №6.-С. 92 – 130.

nuriev_avaАЙНУР НУРИЕВ | Партнер
кандидат юридических наук, MSA

Специализация: Разрешение споров, Защита и содействие развитию бизнеса, Спортивное право, Инвестиции и ГЧП

e-mail: nuriev@gambitlaw.ru

Ваше имя

Телефон

Айнур_Нуриев_Предметом залога являются акции. Как обратить на них взыскание без помощи суда_06_2013

Файл в формате .pdf

Скачать файл
ЗАДАТЬ ВОПРОС