Источник: Нуриев А.Х. Компания выкупила предмет лизинга. Как доказать, что это прекратило залог у банка // Арбитражная практика. – 2013. – №11.

В последние годы значительно увеличилось количество лизинговых компаний, что обусловлено возросшей потребностью предпринимателей в их услугах, а именно, в финансировании сделок по приобретению дорогостоящего оборудования, техники, транспортных средств, объектов недвижимости.

Лизинг, по существу, выступает в качестве альтернативы банковским кредитам, которые могут быть недоступны предпринимателям по ряду причин: отсутствие достаточного имущества для обеспечения кредитов, плохая кредитная история, повышенные ставки кредитования и др.

Кроме того, очевидным плюсом лизинга является то, что лизинговые платежи облагаются налогом на добавленную стоимость, если компании избрали общую систему налогообложения для своей деятельности (соответственно, можно сделать возврат). Вместе с тем, тенденция последнего времени была такова, что лизингополучатель (предприниматель) выступал в лизинговых правоотношениях более слабой стороной, нежели лизингодатель (лизинговые компании) в виду того, что именно лизингодатель является источником финансирования, а, следовательно, условия стандартного договора лизинга составляются в большей степени с учетом интересов лизинговых компаний. Это касалось, в том числе, залога предмета лизинга третьим лицам.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 29 октября 1998 г. «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон о лизинге) лизингодатель остается собственником имущества, переданного в лизинг лизингополучателю, до момента выкупа предмета лизинга последним. В связи с чем, лизингодатель имеет право передавать предмет лизинга в залог, который выступает в качестве обеспечения исполнения обязательств лизингодателем по кредитному договору с банком.

Однако эта, на первый взгляд, обычная сделка порождает ряд проблем в правоприменительной практике. В частности, возникают споры о судьбе предмета лизинга, когда лизингополучатель не знал о том, что используемое им лизинговое имущество (уже выкупленное по договору выкупного лизинга, либо в процессе погашения всех лизинговых платежей) находится в залоге у третьих лиц.

С одной стороны, очевидно, что закон позволяет лизингодателю как собственнику имущества, передаваемого в лизинг, обременять его залогом по любым основаниям до того момента, пока право собственности закреплено за ним. Но с другой стороны, в том случае, когда после заключения договора лизинга имущество лизингополучателя передается в залог, происходит нарушение баланса интересов лизингодателя и лизингополучателя.

Поскольку при заключении договора выкупного лизинга лизингополучатель рассчитывал цену договора (лизинговые платежи) исходя из «чистоты» имущества, не обремененного правами третьих лиц. Первоначально судебная практика придерживалась подхода, согласно которому залог предмета лизинга сохраняется даже после выкупа лизингополучателем всех лизинговых платежей, то есть перехода права собственности к лизингополучателю[1]. Вместе с тем, суды указывали, что к новому залогодателю (лизингодателю) переходят не только права, но и обязанности залогодателя (лизингодателя) в отношении имущества, переданного в лизинг[2].

Другим негативным моментом в судебной практике по спорам о залоге предмета лизинга было то, что арбитражные суды отказывались признавать недействительность договора лизинга даже в том случае, когда лизингодатель умышленно вводил лизингополучателя в заблуждение при заключении договора выкупного лизинга (уверял, что предмет лизинга не обременен правами третьих лиц)[3]. Как следствие, договоры лизинга и залога признавались заключенными и действительными, что нарушало законные права лизингополучателя.

Иными словами, несмотря на нарушение лизингодателем п.2 ст. 18 Закона о лизинге в части отсутствия уведомления о передаче предмета лизинга в залог, лизингополучатель не имел эффективных средств защиты своих прав. Однако некоторое время спустя, в правоприменительной практике наметились коренные изменения.

В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 г. №16533/11 по делу № А56-2946/2011 (ЗАО «БАЛТДРАГА» против ОАО «Банк Санкт-Петербург»)[4] установлена следующая правовая позиция. Поскольку при выкупном лизинге лизинговые платежи включают в себя цену продажи предмета лизинга, то при передаче имущества лизингополучателю, оно обременяется правом лизингополучателя на последующий выкуп.

Соответственно, при исполнении лизингополучателем своих обязательств по оплате всех лизинговых платежей происходит реализация им права на выкуп предмета лизинга, который становится его собственностью. При этом праву лизингополучателя на выкуп имущества, предусмотренного договором выкупного лизинга, корреспондирует обязанность лизингодателя по передаче такого имущества в аренду, а при оплате всех лизинговых платежей в собственность (то есть обязанность продавца) лизингополучателя.

Согласно ст. 23 Закона о лизинге в случае перехода к третьему лицу (приобретателю) прав лизингодателя на предмет лизинга в рамках обращения взыскания в обязательном порядке, к нему переходят все права и обязанности лизингодателя, вытекающие из договора лизинга.

Как следствие, залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга (подпункт 3 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса). При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

В связи с чем, Президиум ВАС РФ делает вывод, что передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга. В частности, договор ипотеки судна (между ООО “Лизинговая компания “Скандинавия” и ОАО «Банк Санкт-Петербург») от 12.12.2008 заключен по времени позднее договора выкупного лизинга (между ООО “Лизинговая компания “Скандинавия” и ЗАО «БАЛТДРАГА») от 15.12.2006 в отношении уже переданного обществу в лизинг судна, о чем банк достоверно знал.

Учитывая тот факт, что общество выплатило все лизинговые платежи и правомерно стало собственником судна, то в момент регистрации права собственности за лизингополучателем прекратилось и право залога банка (приобретателя прав лизингодателя). Как следствие, ЗАО «БАЛТДРАГА» (лизингополучатель) имеет законные основания требовать погашения регистрационной записи об обременении судна в ипотеке банка.

Стоит отметить, что еще до указанного выше Постановления Президиума ВАС РФ о справедливости такого подхода в отношении лизингополучателя высказался А.В. Егоров, утверждавший, помимо прочего, что: «На наш взгляд, в данном случае лизингополучатель должен приобретать право собственности на предмет лизинга свободным от права залога, исходя из смысла п. 2 ст. 23 Закона о лизинге и духа указанной статьи (в порядке аналогии).

Обоснование выглядит логичным: если договор лизинга исполнен неполностью и залогодержатель обращает взыскание на предмет залога, то, внеся оставшиеся платежи (в том числе выкупную цену), лизингополучатель становится полноправным собственником. Значит, внеся те же самые платежи ранее, чем залогодержатель попытается обратить взыскание на предмет залога, лизингополучатель должен будет стать собственником и ст. 353 ГК РФ о сохранении права залога не будет подлежать применению судами. В противном случае будет нарушаться здравый смысл»[5].

В дальнейшем, тройкой судей ВАС РФ рассматривался спор между ОАО «Сбербанк России» и ООО «Марин Экспресс» по делу № А40-113897/2010 о возможности передачи его в Президиум ВАС РФ. В данном деле нижестоящие суды обратили взыскание на предмет лизинга, который был также полностью выкуплен лизингополучателем посредством уплаты всех лизинговых платежей.

Отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ, судьями был сделаны следующий вывод: «Ссылка заявителя на позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженную в постановлении от 22.03.2012 № 16533/11 по аналогичному (по мнению заявителя) делу № А56-2946/2011 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, отклоняется. Судебные акты, которые являлись предметом пересмотра в порядке надзора, принимались по делу с иными фактическими обстоятельствами»[6]. Возникает вопрос, почему в данном случае позиция ВАС РФ противоположная? На наш взгляд, различие состоит в том, что в деле ЗАО «БАЛТДРАГА» против ОАО «Банк Санкт-Петербург залог судна обеспечивал обязательства лизингополучателя (то есть третьего лица), а не лизингодателя (залогодателя) как в споре с участием ООО «Марин Экспресс»[7].

Принимая во внимание указанные выше правовые позиции судов, обратимся к следующему делу с участием ООО «АМТ Банк» и МУП «ПТП ГХ» № А41-20255/2011, в котором также рассматривался вопрос о судьбе заложенного предмета лизинга. Во-первых, между ООО «АМТ Банк» (кредитор) и ЗАО «Атлант-М Лизинг» (должник, лизингодатель) был заключен кредитный договор, по которому банк представлял лизинговой компании сумму в размере 16 000 000 рублей для пополнения оборотных средств по ставке в 14% годовых, а лизинговая компания обязалась вернуть долг и уплатить проценты[8].

Как видим, ЗАО «Атлант-М Лизинг» брало заемные денежные средства и представляло в качестве обеспечения (залог) имущество, переданное МУП «ПТП ГХ» по договору выкупного лизинга, не для конкретной сделки по приобретению предмета лизинга в интересах МУП «ПТП ГХ», а для поддержания функционирования своего бизнеса в целом, что, очевидно, нарушает положения п.2 ст. 18 Закона о лизинге.

Во-вторых, суд обратил внимание на тот факт, что договор финансовой аренды (лизинга) был заключен ранее договора залога, предметом которого стало имущество, переданное в лизинг, при этом доказательств уведомления третьим лицом ответчика о предоставлении указанных средств в залог суду не представлено. Следовательно, согласно п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (пункт 2 статьи 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога.

В-третьих, суд кассационной инстанции поддержал подход, согласно которому с момента признания за лизингополучателем (МУП “ПТП ГХ”) права собственности на имущество одновременно с прекращением права собственности ЗАО “Атлант-М Лизинг” (лизингодатель) прекратилось и право залога банка (ООО «АМТ Банк»). Суд указал, что «данная правовая позиция нашла свое подтверждение в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 N 16533/11.

При таких обстоятельствах суд (апелляционной инстанции – прим. автора) принял правильное решение об отказе в удовлетворении первоначального иска»[9]. В-четвертых, решение по делу «АМТ Банка» было принято 25.06.2012 г., соответственно, после даты вынесения Определения ВАС РФ по спору с участием ООО «Марин Экспресс», где заявителю было отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ и оставлено в силе решение суда о сохранении залога на предмет лизинга. На основе проведенного анализа можно сделать вывод, что в целях сохранения залога, которым выступает лизинговое имущество, залогодержателю (это, как правило, коммерческий банк, кредитующий лизингодателя) необходимо учитывать положения ст. 18 Закона о лизинге.

В частности, в кредитном договоре между банком (кредитором) и лизингодателем (должник) должно содержаться положение, что денежные средства представляются для финансирования определенной лизинговой операции (то есть, следует указывать лизингополучателя). Кроме того, банку следует, прежде чем принимать предмет лизинга в залог, проверять, есть ли в договоре лизинга положение о том, что данное лизинговое имущество обременяется залогом.

Таким образом, ВАС РФ, по существу, установил новый вид залога – залог имущества, переданного по договору выкупного лизинга, при этом риск обращения взыскания на лизинговое имущество, выступающее в качестве обеспечения по кредитному договору между лизингодателем и банком, переносится с лизингополучателя на залогодержателя. Этот вид залога, в отличие от предусмотренного в нормах главы 23 ГК РФ классического залога (залог действует у нового собственника вещи до прекращения обеспеченного залогом обязательства – ст. 353 ГК РФ, ст. 32 Закона о залоге), имеет самостоятельное основание прекращение – выплата лизингополучателем всех лизинговых платежей, вместе с которым у лизингополучателя возникает право собственности на предмет лизинга.

Данный подход ВАС РФ уже устоялся в судебной практике арбитражных судов. Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15.07.2013 по делу №А56-26177/2012 (ОАО “Сбербанк России” против ОАО “Средне-Невский Судостроительный завод”) суд установил, что поскольку лизингополучатель внес лизингодателю все лизинговые платежи, выкупную стоимость погрузчика и штрафные санкции и стал собственником погрузчика, а с прекращением права собственности лизингодателя на предмет лизинга прекратилось и право залога банка[10].

Необходимо отметить, что такие изменения в судебной практике не остались незамеченными законодателем. В частности, в проекте нового Гражданского Кодекса РФ[11] содержится статья 352, которая предусматривает, что залог прекращается также и в случае возмездного приобретения заложенного имущества лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что это имущество является предметом залога.

Данная позиция Президиума ВАС РФ и законодателя обеспечивают защиту прав добросовестного лизингополучателя. Вместе с тем, это обусловит изменение политики коммерческих банков в части выбора обеспечения по заключаемым кредитным договорам с лизинговыми компаниями, поскольку теперь банки не могут быть уверены в ценности заложенного имущества.

Во-первых, банки могут претендовать только на получение лизинговых платежей в случае приобретения прав лизингодателя, а не на само имущество. Во-вторых, в случае, если договором выкупного лизинга предусмотрено право лизингополучателя на досрочный выкуп имущества у лизингодателя, то банк может и вовсе фактически остаться без залога. Указанные обстоятельства обусловили критику избранного ВАС РФ подхода по вопросу исчерпания залога с выкупом предмета лизинга со стороны представителей банковского сообщества.

Как следствие, Ассоциация российских банков (АРБ) предложила свой проект изменений законодательства о залоге предмета лизинга, представленный в форме Резолюции[12] на Объединенном заседании подкомитета по лизингу и подкомитета по банкам комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям. Ассоциация российских банков считает, что у лизингодателя должна быть обязанность предупреждать лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга (то есть о том, что предмет лизинга, например, заложен), а если этого не сделано, то лизингополучатель имеет право настаивать на более выгодных для себя условиях либо на расторжении договора.

При этом предлагается законодательно закрепить сохранение права залога независимо от перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. В противоположность проекту АРБ, Министерство экономического развития РФ предложило свой законопроект, закрепляющий правовые позиции, выработанные Президиумом ВАС РФ в деле №16533/11, как-то:

– лизингодатель вправе передать предмет лизинга в залог в обеспечение исполнения любых обязательств, в том числе, в счет исполнения обязательств третьего лица;
– право залога переданного в лизинг имущества прекращается с момента перехода права собственности на такое имущество к лизингополучателю;
– сохранение регистрационной записи о залоге нарушает права лизингополучателя, добросовестно исполнившего договор выкупного лизинга.

На наш взгляд, даже соглашаясь с отдельными аргументами Ассоциации российских банков, выработанный Президиумом ВАС РФ подход в части прекращения залога на предмет лизинга в случае выплаты лизингополучателем всех лизинговых платежей не будет подвергнут изменениям.

[1] Постановление ФАС Московского округа от 23.03.2011 по делу № КГ-А40/1888-11

[2] См., Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.05.2012 по делу № А31-6449/2011; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.11.2010 по делу № А33-17030/2009.

[3] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2012 № 09АП-3369/2012-ГК по делу № А40-66523/11-11-555 (оставленное без изменения Постановлением ФАС Московского округа от 29.06.2012).

[4] Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 г. №16533/11 по делу № А56-2946/2011 (ЗАО «БАЛТДРАГА» против ОАО «Банк Санкт-Петербург».

[5] Егоров А.В. Лизинг: аренда или финансирование? // Вестник ВАС РФ.- 2012. – №3.- С. 36-60.

[6] Определении ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 20.06.2012 № ВАС-7325/12 по делу № А40-113897/2010 («Сбербанк России» и ООО «Марин Экспресс»).

[7] См. также Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-24912/2012-ГК от 11 сентября 2012 года по делу №А40-129150/11-133-1106; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 июля 2012 г. N Ф04-6919/11 по делу №А03-9043/2011.

[8] Решение Арбитражного Суда Московской области от 23.11.2011 г. по делу № А41-20255/2011 (ООО «АМТ Банк» против МУП «ПТП ГХ»).

[9] Постановление ФАС МО от 02.07.2012 по делу № А41-20255/2011 (ООО «АМТ Банк» против МУП «ПТП ГХ»).

[10] Схожие формулировки можно отметить также в Решении АС Саратовской области от 21 февраля 2013 г. по делу № А57-18652/2012.

[11] Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г.

[12] Объединенное заседание подкомитета по лизингу и подкомитета по банкам комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям (2 июля 2013 г.): Проект резолюции/ Источник, электронный ресурс: http://tpprf-leasing.ru/workdir/files/File/02072013_PROEKT_REZOLUT.pdf

nuriev_avaАЙНУР НУРИЕВ | Партнер
кандидат юридических наук, MSA

Специализация: Разрешение споров, Защита и содействие развитию бизнеса, Спортивное право, Инвестиции и ГЧП

e-mail: nuriev@gambitlaw.ru

Ваше имя

Телефон

Айнур_Нуриев_ Компания выкупила предмет лизинга. Как доказать, что это прекратило залог у банка _11_2013

Файл в формате .pdf

Скачать файл
ЗАДАТЬ ВОПРОС