Источник: Нуриев А.Х. Тенденции развития государственно-частного партнерства в автодорожной сфере // Право и экономика.- 2014.- №6

В последние годы развитию государственно-частного партнерства в стране уделяется все больше внимания в государственной политике. При этом особым расположением у отечественного законодателя пользуется такая форма ГЧП как концессия, которая до сих пор является преобладающей договорной формой при реализации капиталоемких проектов в сфере транспортной инфраструктуры, жилищно-коммунального хозяйства, топливно-энергетической и оборонной отраслях.

В частности, принят Федеральный закон от 07.05.2013 №103-ФЗ[1](далее – ФЗ-№103), которыми были внесены изменения в Федеральный закон «О концессионных соглашениях» (далее – Закон о концессионных соглашениях), Федеральный закон от 27 июля 2010 года №190-ФЗ «О теплоснабжении»[2] (далее – Закон о теплоснабжении); Федеральный закон от 7 декабря 2011 года №416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении»[3] (далее – Закон о водоснабжении). В связи с чем, существенным корректировкам подверглось правовое регулирование заключения и исполнения концессионных соглашений, предметом которых являются объекты тепло- и водоснабжения.

Основной новеллой ФЗ-№103 является возможность передачи прав владения и (или) пользования объектами теплоснабжения, централизованной системы горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельных элементов таких систем только через заключение договоров аренды или концессионных соглашений. Поскольку нас интересует применение только концессионных соглашений (как формы ГЧП) в сфере тепло- и водоснабжения, то в рамках данной статьи мы не будем рассматривать особенности договора аренды, вытекающие из обсуждаемого федерального закона.

В ч.3 ст. 28.1 Закона о теплоснабжении и ч. 3 ст. 41.1 Закона о водоснабжении установлены случаи, когда передача прав владения и (или) пользования объектами осуществляется исключительно по концессионным соглашениям: если срок, определяемый как разница между датой ввода в эксплуатацию объекта и датой опубликования извещения о проведении конкурса, превышает 5 (пять) лет либо дата ввода в эксплуатацию объекта не может быть определена.

Из этого правила есть исключения, в частности: а) предоставление в соответствии с антимонопольным законодательством права аренды на объект лицу, обладающему правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемый объект является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и обозначенные части сети и сама сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности; б) передача в период со дня официального опубликования Закона и до 1 января 2015 года прав владения и (или) пользования объектами по договору аренды на срок до 3 (трех) лет до передачи прав владения и (или) пользования данными объектами победителю конкурса на право заключения концессионного соглашения, если данные объекты входят в состав объекта концессионного соглашения или в состав иного передаваемого концедентом концессионеру по концессионному соглашению имущества.

Очевидно, что новый подход законодателя может иметь негативные последствия, поскольку, учитывая высокую степень износа систем тепло- и водоснабжения, институт арендных отношений фактически перестанет применяться, а органы государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления в ряде случаев будут лишены права выбора той правовой формы эксплуатации систем тепло- и водоснабжения или их отдельных частей, которая больше всего отвечает интересам участников соглашения и особенностям технической эксплуатации объектов инфраструктуры.

Особенности заключения концессионного соглашения определены в ст. 21 Закона о концессионных соглашениях, где предусмотрено, что оно осуществляется на основании результатов конкурса на право заключения концессионного соглашения, который может быть открытым (заявки на участие в конкурсе могут представлять любые лица) или закрытым (заявки на участие в конкурсе могут представлять лица, которым направлены приглашения принять участие в таком конкурсе в соответствии с решением о заключении концессионного соглашения) по составу участников. Вместе с тем, ФЗ-№103 установлены дополнительные требования к заключению соглашений в отношении объектов тепло- и водоснабжения. В частности:

1) Решением концедента о заключении концессионного соглашения наряду с предусмотренной ч. 2 ст. 22 Закона о концессионных соглашениях информацией устанавливаются задание и минимально допустимые плановые значения показателей деятельности концессионера. Отметим, что согласно ч. 2.4 ст. 22 Закона о концессионных соглашениях задание формируется исходя из утвержденных схем теплоснабжения, схем водоснабжения и водоотведения поселений и городских округов, данных прогноза потребления энергоресурса, количества сточных вод и должно содержать величины необходимой тепловой мощности, необходимой мощности (нагрузки) водопроводных сетей, канализационных сетей и сооружений на них в определенных точках поставки, точках подключения (технологического присоединения), точках приема, точках подачи, сроков ввода мощностей в эксплуатацию и вывода их из эксплуатации.

Вместе с тем, проблема заключается в том, что указанное требование законодателя о формировании задания концессионеру на основании схем теплоснабжения и (или) водоснабжения труднореализуемо на практике, поскольку в большинстве муниципальных образований такие схемы не разработаны и не утверждены.

2) Необходимость определения участниками конкурса в содержании конкурсного предложения мероприятий по созданию и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения, обеспечивающих достижение предусмотренных заданием целей и минимально допустимых плановых значений показателей деятельности концессионера, с описанием основных характеристик этих мероприятий.

Здесь важно учитывать, что конкурс на право заключения концессионного соглашения в отношении объектов централизованные системы горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельные объекты таких систем, находящихся в государственной или муниципальной собственности, проводится открытым по составу участников (ч. 5 ст. 41.1 Закона о водоснабжении).

3) Необходимость представления безотзывной банковской гарантии в качестве обязательного и единственно возможного способа обеспечения исполнения обязательств концессионера по концессионному соглашению. При этом безотзывная банковская гарантия должна быть непередаваемой, соответствовать утвержденным Правительством РФ требованиям к таким гарантиям и предоставлена в размере, превышающем минимальные пороги, определенные в конкурсной документации (ч. 4.1 ст. 10, п. 11 ч. 1 ст. 23 Закона о концессионных соглашениях).

4) В конкурсную документацию дополнительно включаются:

а) минимально допустимые плановые значения показателей деятельности концессионера

(долгосрочные параметры регулирования деятельности концессионера) – определяются в зависимости от предусмотренного конкурсной документацией метода регулирования тарифов;

б) метод регулирования тарифов, установленный по согласованию с уполномоченным органом

исполнительной власти субъекта РФ;

Отметим, что в случае, если долгосрочные параметры регулирования деятельности установлены концессионным соглашением или договором аренды, заключенными в отношении объектов тепло- или водоснабжения, и были согласованы органом регулирования, такой орган обязан использовать значения параметров в качестве долгосрочных параметров государственного регулирования цен при формировании соответствующих тарифов (ч. 12.1 ст. 10 Закона о теплоснабжении; ч. 12 ст. 32 Закона о водоснабжении).

Кроме того, в отношении организации, осуществляющей регулируемые виды деятельности и эксплуатирующей объекты тепло- или водоснабжения, орган регулирования принимает решение о выборе метода регулирования тарифов, соответствующего методу, определенному конкурсной документацией (ч. 2.2. ст. 9 Закона о теплоснабжении, ч. 3.1. ст. 32 Закона о водоснабжении).

в) проект концессионного соглашения;

г) объем полезного отпуска энергоресурса, цены энергоресурсов в году, предшествующем году

действия концессионного соглашения, а также прогноз объема полезного отпуска, прогноз цены на срок действия концессионного соглашения;

д) предельный (максимальный) рост необходимой валовой выручки концессионера от осуществления регулируемых видов деятельности по отношению к предыдущему году;

Если же при оценке конкурсных предложений предполагаемое изменение необходимой валовой выручки участника конкурса, определяемой на каждый год действия концессионного соглашения, в каком-либо году по отношению к предыдущему году превысит установленный предельный (максимальный) рост необходимой валовой выручки участник от участия в конкурсе отстраняется (часть 5.6 статьи 32 Закона о концессионных соглашениях).

е) копия отчета о техническом обследовании передаваемого имущества;

ж) размещаемые в сети “Интернет” копии предложений об установлении цен (тарифов),

поданных в регулирующие органы за 3 (три) последних периода регулирования деятельности

организации, осуществлявшей эксплуатацию передаваемого по концессионному соглашению

имущества, в случае наличия таких предложений;

5) определены дополнительные критерии конкурса на право заключения концессионного соглашения: а) предельный размер расходов на создание и (или) реконструкцию объекта концессионного соглашения, которые предполагается осуществить концессионером, на каждый год срока действия концессионного соглашения;

б) объем расходов, финансируемых за счет средств концедента, на создание и (или)

реконструкцию и (или) эксплуатацию объекта концессионного соглашения на каждый год срока

действия концессионного соглашения (в случае, если решением о заключении концессионного

соглашения, конкурсной документацией предусмотрено принятие концедентом на себя расходов на создание и (или) реконструкцию и (или) эксплуатации данного объекта);

в) долгосрочные параметры регулирования деятельности концессионера: базовый уровень

операционных расходов, показатели энергосбережения и энергоэффективности, нормы доходности инвестированного капитала, норматив чистого оборотного капитала (в случае применения метода обеспечения доходности инвестированного капитала), нормативный уровень чистой прибыли (в случае применения метода индексации);

г) плановые значения показателей деятельности концессионера.

6) Установлены случаи представления концессионеру объектов тепло- и водоснабжения без проведения торгов, как-то: концессионеру могут быть переданы права владения и (или) пользования на выявленные технологически связанные с объектом концессионного соглашения бесхозяйные объекты, являющиеся частью относящихся к объекту концессионного соглашения систем теплоснабжения, систем водоснабжения и (или) водоотведения, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и оценка стоимости которых в совокупности не превышает 10 (десять) процентов от определенной на дату заключения концессионного соглашения балансовой стоимости объекта концессионного соглашения.

В случае, когда концессионер обладает статусом единой теплоснабжающей организации, гарантирующей организации в сфере холодного водоснабжения, то указанное выше требование о стоимости бесхозяйных объектов, которые могут быть без проведения торгов переданы концессионеру, может не учитываться (ч. 4 ст. 37 Закона о концессионных соглашениях).

7) Кроме того, если объектом концессионного соглашения являются объекты тепло- и водоснабжения, то концессионное соглашение должно дополнительно включать:

а) значения долгосрочных параметров регулирования деятельности концессионера

(долгосрочных параметров регулирования тарифов, определенных в соответствии отраслевым

тарифным законодательством);

б) задание и основные мероприятия, подлежащие выполнению сторонами и определенные в

соответствии решением о заключении концессионного соглашения, с описанием основных

характеристик таких мероприятий;

в) предельный размер расходов на создание и (или) реконструкцию объекта концессионного соглашения, которые предполагается осуществлять в течение всего срока действия соглашения;

г) плановые значения показателей надежности, качества, энергетической эффективности объектов тепло- и водоснабжения. При этом как определено в ст. 2 Закона о теплоснабжении, показатели надежности и энергетической эффективности объектов теплоснабжения – показатели, применяемые для определения степени исполнения обязательств концессионера по созданию и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения, обязательств организации, осуществляющей регулируемые виды деятельности в сфере теплоснабжения, по реализации инвестиционной программы, а также для целей регулирования тарифов.

д) порядок возмещения расходов концессионера, подлежащих возмещению в соответствии с

отраслевым законодательством и не возмещенных ему на момент окончания срока действия

концессионного соглашения.

ФЗ-№103 вводит необходимость соблюдения ряда требований и для изменения условий концессионного соглашения в отношении объектов тепло- и водоснабжения. В частности, по общему правилу, требуется согласие антимонопольного органа, полученное в порядке и на условиях, установленных Правительством РФ (данная позиция ранее была подтверждена и судебной практике, например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.08.2012 №Ф02-3204/12 по делу №А33-13677/2011). Такое предварительное согласие не нужно в том случае, если а) концессионное соглашение исполняется в рамках инвестиционного проекта, имеющего общегосударственное значение, концедентом в этом соглашении является РФ или ее субъект, а концессионным соглашением установлены обязательства концессионера по подготовке проектной документации объекта (ч. 3.1. ст. 13 Закона о концессионных соглашениях); б) осуществляется замена лица по концессионному соглашению (ч. 7 ст. 5 Закона о концессионных соглашениях); в) если решение о заключении концессионного соглашения по результатам открытого конкурса было принято Правительством РФ до 31 декабря 2008 года (ст. 38 Закона о концессионных соглашениях). Вместе с тем, в целях изменения значений долгосрочных параметров регулирования деятельности концессионера – требуется предварительное согласие органа исполнительной власти или органа местного самоуправления, осуществляющих регулирование цен (тарифов).

Еще один аспект, на который стоит обратить внимание, это установление ФЗ-№103 дополнительных правил в части осуществления контроля за соблюдением концессионером условий концессионного соглашения. Так, для определения степени исполнения обязательств концессионера по созданию и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения применяются плановые и фактические значения показателей надежности и энергетической эффективности объектов (ст. 23.1 Закона о теплоснабжении, ст. 39 Закона о водоснабжении).

Плановые значения показателей устанавливаются концессионным соглашением в отношении создаваемых и (или) реконструируемых в течение срока действия концессионного соглашения объектов (могут устанавливаться также в инвестиционной программе организации в отношении предусмотренных ей объектов и решением органов исполнительной власти субъектов РФ.

При этом, если создание либо реконструкция объектов тепло- или водоснабжения предусмотрены концессионным соглашением, плановые значения показателей надежности, качества, энергетической эффективности и сроки их достижения концессионером должны быть установлены инвестиционной программой (а также производственной программой для сферы регулирования Закона о водоснабжении) в отношении каждого объекта таким образом, чтобы обеспечивать достижение установленных концессионным соглашением плановых значений показателей надежности, качества, энергетической эффективности в установленные им сроки (ч. 6 ст. 23.1 Закона о теплоснабжении, ч. 5 ст. 39 Закона о водоснабжении). Определение фактических значений показателей отнесено к компетенции уполномоченных органов исполнительной власти субъектов РФ в предусмотренном законом порядке.

Заслуживает отдельного внимания введение законодателем механизма дисконтирования тарифов организаций. Речь здесь идет о следующем: когда организация, осуществляющая регулируемые виды деятельности, не достигает утвержденных плановых значений показателей надежности, то ее тарифы, устанавливаемые на очередной финансовый год, подлежат уменьшению в соответствии с предусмотренными нормативными требованиями исходя из степени исполнения обязательств такой организации по созданию и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения (реализации инвестиционной программы). Очевидно, что проблемой фактической реализации такого механизма может стать отсутствие прозрачных и понятных правил (методик) его применения в практической деятельности. В связи с чем, может возникнуть ситуация когда в результате дисконтирования тарифов, их размер станет ниже экономически обоснованного уровня, что повлечет возникновение убытков у регулируемых организаций.

Приведенные выше новеллы уже вступили в действие с 1 января 2014 года, поэтому остается лишь наблюдать за тем, как они будут применяться участниками ГЧП-проектов. Вместе с тем, становится все более очевидным тот факт, что на данный момент законодатель уделяет внимание преимущественно развитию концессионного законодательства, оставляя тем самым другие формы ГЧП без надлежащей нормативной поддержки, что приводит к непоследовательному развитию института ГЧП в России.

Это обуславливает проблемы не только с поиском инвесторов для реализуемых проектов и ухудшением инвестиционного климата в целом, но и приводит к возникновению ряда практических проблем у потенциальных участников. В частности, это касается дифференцированного налогообложения компаний в зависимости от того, участвуют ли они в осуществлении проектов ГЧП на основе концессии или любой другой формы партнерства.

Налог на имущество. Как известно, объект концессионного соглашения не принадлежит концессионеру на праве собственности, хотя и учитывается на его балансе, как следствие, облагается налогом на имущество. Принимая во внимание значительную стоимость инфраструктурных объектов, строительство которых осуществляется посредством концессии, то очевидно, что взыскание налога на имущество ложится серьезным бременем на инвесторов (проектную компанию).

Вместе с тем, п. 11 ст. 381 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает случаи освобождения организации от уплаты налога на имущество, если объектом концессии являются автомобильные дороги общего пользования и сопутствующие им сооружения (неотъемлемая технологическая часть). При этом не все автомобильные дороги общего пользования подпадают под исключение, а только те из них, которые включены в перечень, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 №504[4]. Здесь ключевое значение имеет техническая классификация дороги: скажем, магистральные дороги не облагаются налогом, а скоростные – наоборот, являются объектом налогообложения. Как видим, объекты тепло- и водоснабжения входят в перечень объектов, на которые распространяется уплата налога на имущества.

Налог на прибыль. Согласно п.п. 37 п. 1 ст. 251 НК РФ доходы в виде имущества и (или) имущественных прав, полученных по концессионному соглашению, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются. Кроме того, п. 17 ст. 270 НК РФ устанавливает, что при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде стоимости имущества, переданного в рамках целевого финансирования в соответствии с п.п.14 п. 1 ст. 251 НК РФ.

В Письме Министерства Финансов РФ от 27.03.2009 г. №03-03-05/51[5] отмечено, что доходы в виде имущества и (или) имущественных прав, полученных по концессии по законодательству Российской Федерации, не признаются доходом для целей налогообложения прибыли на основании самостоятельной нормы п.п. 37 п. 1 ст. 251 НК РФ и норма, установленная пунктом 17 статьи 270 НК РФ, в данном случае неприменима.

Далее, в другом Письме от 20.10.2010 г. №03-03-06/1/654[6] Министерство Финансов РФ устанавливает, что если концессионная плата соглашением не предусмотрена, это не является основанием для квалификации концессионного соглашения в качестве договора безвозмездного пользования в соответствии со статьей 423 ГК РФ.

Из этого следует вывод, что если организация получает амортизируемое имущество от собственника или создает его сама по смыслу ФЗ-№115, то организация амортизирует такое имущество в период действия концессионного соглашения даже при условии отсутствия концессионной платы. Однако, если концессионное соглашение предусматривает, что амортизируемое имущество создается полностью или частично за счет средств целевого бюджетного финансирования (которые не входят в перечень доходов, формирующих налоговую базу по налогу на прибыль), то в таком случае, согласно позиции Министерства Финансов РФ, изложенной в Письме от 27.03.2009 г. №03-03-05/51, компания-налогоплательщик не осуществила затраты по созданию полностью или частично таких объектов, а суммы начисленной амортизации в отношении таких объектов (или их части) не отвечают базовому определению расходов, данному в статье 252 НК РФ, и не могут быть учтены в составе расходов организации. Таким образом, компания, ответственная за реализацию концессионного соглашения, не имеет права начислять амортизацию по имуществу, созданному за счет средств бюджетного целевого финансирования, и учитывать ее при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

Налог на добавленную стоимость (НДС). С НДС в части его применения при реализации концессионных соглашений существует две основные проблемы в правоприменительной практике: а) проблема с определением налогооблагаемой базы по НДС, поскольку налоговые органы и арбитражные суды не выработали единой позиции по вопросу критериев разграничения между платой концедента и компенсируемыми расходами; б) трудности возникают также с необходимостью уплаты НДС при передаче объекта концессионного соглашения концеденту. В данном случае у налоговых органов также нет единой позиции, в результате чего, они могут прийти к выводу, что безвозмездная передача имущества с неотделимыми улучшениями государственному органу является реализацией для целей взимания НДС. Как следствие, концессионер выступает в качестве плательщика НДС и должен оплатить налог в бюджет по ставке 18%/118% от общей стоимости произведенных улучшений. То есть по существу, к концессионным правоотношениям будут применяться положения, регулирующие отношения из договора аренды. Очевидно, что подобная позиция налоговых органов негативно влияет на привлекательность концессии в качестве формы ГЧП. Отметим также, что согласно Письмо Минфина России от 24.05.2013 №03-07-11/18655[7] отсутствуют основания для принятия к вычету сумм НДС в случае приобретения концессионером в рамках концессионного соглашения товаров (работ, услуг) за счет средств федерального бюджета.

Предельная величина признаваемых расходом процентов. Другим негативным моментом для инвесторов ГЧП-проектов может стать обстоятельство, когда проектной компании необходимо рассчитывать предельную величину признаваемых расходами процентов. Это происходит в том случае, если акционерами (прямыми или косвенными) проектной компании являются иностранные инвесторы, которые выступили в качестве поручителей или гарантов проектной компании по ее финансовым обязательствам перед кредитующим ее банком (консорциумом банков).

Тем самым создается ситуация контролируемой задолженности, а как известно, если контролируемая задолженность превышает собственный капитал компании-заемщика, то такая компания должна рассчитывать предельную величину признаваемых расходом процентов по  контролируемой задолженности. В частности, в Письме Министерства Финансов РФ от 09.09.2008 № 03-03-06/1/515[8] определено, что п. 2 ст. 269 НК Российской Федерации установлен порядок налогообложения прибыли при выплате процентов по долговому обязательству, задолженность по которому признается контролируемой задолженностью в соответствии с указанным пунктом.

При этом налогоплательщик обязан на последнее число каждого отчетного (налогового) периода исчислять предельную величину признаваемых расходом процентов по контролируемой задолженности путем деления суммы процентов, начисленных налогоплательщиком в каждом отчетном (налоговом) периоде по контролируемой задолженности, на коэффициент капитализации, рассчитываемый на последнюю отчетную дату соответствующего отчетного (налогового) периода. Коэффициент капитализации определяется путем деления величины соответствующей непогашенной контролируемой задолженности на величину собственного капитала, соответствующую доле прямого или косвенного участия этой иностранной организации в уставном (складочном) капитале (фонде) российской организации, и деления полученного результата на 3 (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, – на 12,5).

Учитывая изложенное, коэффициент капитализации определяется по каждому долговому обязательству, задолженность по которому признается контролируемой в соответствии со ст. 269 Кодекса. При этом размер контролируемой задолженности перед иностранной организацией определяется исходя из всех долговых обязательств перед данной иностранной организацией.

Подобная ситуация вполне реальна, учитывая высокую стоимость создания (реконструкции) проектов в сфере ЖКХ, высокую степень амортизации объектов и процентных расходов на начальной стадии ГЧП-проекта. Вместе с тем, полагаем, что законодателю следует изменить указанные правила в отношении проектных компаний, создаваемых для реализации ГЧП-проектов, по той причине, что банки-кредиторы в большинстве случаев уверены в добросовестности частной стороны и окупаемости самого проекта, а значит и склонны выдавать кредиты в необходимых объемах.

Соответственно, для проектных компаний нецелесообразно устанавливать предельную величину признаваемых расходом процентов, так как это позволит учитывать платежи по кредитным процентам в качестве расходов в целях налогообложения, и положительно скажется на финансовом положении компании.

В заключение, хотелось бы отметить следующее. Безусловно, концессии сегодня являются флагманским правовым инструментом российского рынка государственно-частного партнерства, и усилия государства направлены, прежде всего, на развитие его правового регулирования. Это отчетливо видно не только на примере отрасли тепло- и водоснабжения, но и в других направлениях. Так, были приняты Федеральный закон от 6.05.2012 г. №38-ФЗ[9], которым были внесены изменения в Закон о концессионных соглашениях, Федеральный закон «О Государственной компании «Российские автомобильные дороги», и в отдельные законодательные акты Российской Федерации.

Кроме того, Правительством РФ был вынесен на обсуждение в Государственную Думу РФ Проект Федерального закона №449127-6 от 11.02.2014 г. “О внесении изменений в Федеральный закон “О концессионных соглашениях” и отдельные законодательные акты Российской Федерации”[10], где в очередной раз предпринимается попытка разрешить ключевые проблемы, препятствующие популяризации концессионных соглашений.

Однако, как мы отмечали ранее, концессия как правовой инструмент не может удовлетворить интересы и ожидания иностранных инвесторов к стандартам структурирования ГЧП-проектов, поэтому многие из таких проектов реализуются не в форме концессии на риск концессионеров либо за основу берется более проработанное региональное законодательство о ГЧП. Например, в Санкт-Петербурге реализуется проект «Невская вода» по реконструкции Северной водопроводной станции, и в качестве правовой основы выступает Закон Санкт-Петербурга №627-100 от 25.12.2006 г. «Об участии Санкт-Петербурга в государственно-частных партнерствах». Согласно указанному проекту будет осуществлено проектирование, строительство, реконструкция объектов водоснабжения Северной водопроводной станции (СВС) с их последующей эксплуатацией и увеличением производительности станции с 608 до 800 тыс.м3/сут. Срок реализации проекта составляет 30 лет с началом работ в 2015 году.

Объем инвестиций оценивается в 12 млрд. рублей, при этом участниками со стороны государства выступают Правительство Санкт-Петербурга и ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга». В связи с чем, полагаем, приоритетной задачей законодателя должно быть не дальнейшее совершенствование концессионного законодательства, а «доведение до ума» и окончательное принятие Федерального закона №238827-6 «Об основах государственно-частного партнерства в Российской Федерации» (был внесен в Государственную Думу РФ 13.03.2013 г., принят в первом чтении), иначе найти инвесторов для такой сложной и рисковой отрасли как ЖКХ будет очень сложно.

[1] Федеральный закон от 07.05.2013 №103-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О концессионных соглашениях” и отдельные законодательные акты Российской Федерации” // Российская газета. – 14 мая 2013 г. – №5767.

[2] Федеральный закон от 27.07.2010 г. №190-ФЗ «О теплоснабжении» // Собрание законодательства РФ.- 02.08.2010.- №31.- ст. 4159.

[3] Федеральный закон от 07.12.2011 №416-ФЗ (ред. от 23.06.2014) “О водоснабжении и водоотведении” // Собрание законодательства РФ.- 12.12.2011.- №50.- ст. 7358.

[4] Постановление Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 504 ”О перечне имущества, относящегося к железнодорожным путям общего пользования, федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов, в отношении которых организации освобождаются от обложения налогом на имущество организаций” // Собрание законодательства РФ.- 04.10.2004.- №40.- ст. 3959.

[5] Письмо Минфина РФ от 27 марта 2009 г. №03-03-05/51 «Об особенностях налогообложения прибыли иностранных организаций, осуществляющих инвестиции в рамках концессионных соглашений» // СПС «Гарант».

[6] Письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 20 октября 2010 г. №03-03-06/1/654 «Об особенностях налогообложения прибыли при реализации концессионного соглашения» // СПС «Гарант»

[7] Письмо Министерства финансов Российской Федерации от 24 мая 2013 г. № 03-07-11/18655 «О применении вычетов по НДС при осуществлении операций в рамках концессионного соглашения» // СПС «Гарант».

[8] Письмо Минфина РФ от 09.09.2008 №03-03-06/1/515 «По вопросу учета в целях налогообложения прибыли предельной величины процентов по контролируемой задолженности» // СПС «Гарант.

[9] Федеральный закон Российской Федерации от 25 апреля 2012 г. №38-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О концессионных соглашениях” и статью 16 Федерального закона “О Государственной компании “Российские автомобильные дороги” и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” // Российская газета. – 27 апреля 2012 г. – №100.

[10] Проект Федерального закона №449127-6 от 11.02.2014 г. “О внесении изменений в Федеральный закон “О концессионных соглашениях” и отдельные законодательные акты Российской Федерации // СПС «Консультант Плюс».

nuriev_avaАЙНУР НУРИЕВ | Партнер
кандидат юридических наук, MSA

Специализация: Разрешение споров, Защита и содействие развитию бизнеса, Спортивное право, Инвестиции и ГЧП

e-mail: nuriev@gambitlaw.ru

Ваше имя

Телефон

Айнур_Нуриев_Отдельные аспекты развития государственно-частного партнерства в сфере ЖКХ_06_2014

Файл в формате .pdf

Скачать файл
ЗАДАТЬ ВОПРОС